Сочинение Пьер Огюстен Карон де Бомарше автор трилогии о Фигаро

 

Альмавива — граф, светский кавалер, впоследствии, муж Розины, который во второй пьесе цикла стал посмешищем для собственных слуг из-за своих любовных плутней. Приобретенный с годами жизненный опыт преобразовывает А. в образец подлинной добродетели и истинной мудрости сердца, которую старым вельможей проявит, когда в «Преступной матери» окажется под сомнением репутация и честь Розины, благодушно прощавшей былую неверность супругу. В авторском вступлении к заключительной части трилогии Бомарше советует зрителю, отсмеявшись над бурной молодостью А. с присущими ему тогда лукавством и храбростью, почерпнуть в конце урок из «ошибок его зрелого возраста. . . , которые так часто допускаем и мы». А также рекомендует пристально наблюдать за героем, уже достигшим преклонных лет, чтобы удостовериться в том, что угасание страстей бывает вознаграждено сознанием совершенства моральных принципов.

Нарочитая иллюстративность, повлеченная за собой этим замыслом, лишила А. в финальных эпизодах трилогии реалистичной убедительности и личного обаяния, присущих ему и в комичных сценах завоевания Розины с помощью довольно рискованных уловок, и пусть даже в «Безумном дне». Увлечение Сюзанной, невестой Фигаро, искушающее графа обратиться к осужденному ранее им самим феодальному праву сеньора, подается не как похоть, но только как слабость, которая не свидетельствует о порочности его сердца. А. , стремясь «обмануть всех», оказывается сам обманутым, из-за чего сетует постоянно на происки злого гения, обращающего «все против меня» и, удостоверившись под конец, что его уловки обнаружились направленными на обольщение собственной жены, граф переживает свежую влюбленность в очаровательную Розину.

Керубино — юный паж Альмавивы, пылко влюбленный в графиню, да и во всех женщин мира, херувим любви, как называет его, поддразнивая, один из второплановых персонажей. Отдельно оговаривая, что роль эта должна быть исполнена молодой исполнительницей, Бомарше оправдывал это отсутствием подходящих актеров-мужчин в тогдашних труппах. Однако, подобная необходимость была вызвана и несомненным наличием женских черт в повадках, характере, и даже облике ангелоподобного подростка, обожаемого и Розиной, и Сюзанной. Последнее обстоятельство провоцировало упреки автору в мнимой неблагопристойности сюжета, так или иначе связанного с К. Автор, защищаясь, утверждал, что влечение, испытываемое Розиной к этому  «очаровательному ребенку», вполне невинно, и лишь горькая обида на мужа держит ее в опасности переступить черту. На самом деле, это больше, чем нежность к любимому крестнику, и именно изысканность психологической нюансировки при воспроизведении ситуации, рискованной по консервативным канонам, признававшимся официально в эпоху Бомарше, является одним из достоинств пьесы. Заставляющие сердце К. трепетать слова «страсть» и «любовь», неистовство, которое охватывает его при одном виде женщины, в целом, составляют характер «маленького распутника» (прозвище, которым его наградил граф). Именно такая натура оправдывает предсказание Сюзанны о судьбе «величайшего плутишки на свете», который через несколько лет будет кружить дамам головы, не довольствуясь больше невинными трофеями, подобно ленте графини, и не останавливаясь перед гневом мужей, которые, в отличие от Альмавивы, могут привести в исполнение свои угрозы.

Розина — в начале повествования – воспитанница бесчувственного тайного сладострастника старого доктора Бартоло, который мечтает о наслаждениях, которым не суждено быть изведанными, по вине вмешательства Альмавивы, дерзко покорившего сердце юной прелестной севильянки. В дальнейшем уже ей самой доведется возвращать угасающую страсть мужа, прибегая для этого к хитроумной проделке. Описанной, как «женщина глубоко несчастная и притом ангельской кротости», смелой Р. в «Преступной матери» необходимо, разрушая коварные планы интригана, который втерся в доверие к графу, защитить свое доброе имя и благостный покой в их общем доме. На фоне экспрессивного Альмавивы, характер Р. выглядит еще более статичным и строго подчиненным амплуа героини, в которой наивное очарование влюбленной девушки идеально сочетается с совершенством высокой души, и, в тоже время, с натуральным даром безобидной хитрости, отвагой, умением постоять за себя, пониманием скрытых стимулов, которые движут людьми. Нехватка «светскости», которую ставит ей в упрек опекун, для цивилизатора Бомарше с его неукоснительной верой в истину велений сердца, неизменно обладающих высочайшим смыслом и для Р. , оказывается очевидным аргументом, утверждающим ее добродетельность, пусть и выражающуюся в формах, способных иногда пробудить негодование у педантов и пуристов. «Заточение» в доме Бартоло представляется Р. «темницей», где ее держат «незаконно», подавляя насильственно желания и чувства пленницы. Осуществление ее чаяний равнозначно обретению свободы и, следовательно, не требует этических обоснований, пусть даже если ради высшей цели приходится прибегать к уловкам и вводить в заблуждение не в меру доверявшего ей доктора с его старческими низкими вожделениями. Подобно этому, полностью моральной, и в какой-то мере, нравственно-поучительной предстает интрига, венчающаяся возвращением графа в прискучившее ему супружеское ложе, пусть Р. для этого принуждена лицедействовать, повергая публику в шок и заставляя автора ссылаться в предисловии к «Женитьбе Фигаро» на то, что действует она «по доброте, снисходительности и чувствительности».

Фигаро — определен автором, как «наиболее смышленый человек своей нации», который на протяжении всего действия снова и снова деяниями доказывает излюбленную идею Бомарше, об определении судьбы личности не силой обстоятельств, препятствующих ее полноценному осуществлению, то есть счастью, но именно силой ее сопротивления условленным ограничениям скверным условиям и власти предрассудка. Зачислен Бомарше представителем третьего сословия, к которому автор на вершине карьеры с гордостью относил и себя, Ф. наделяется им лучшими, в своем понимании, чертами людей данного круга: непревзойденной находчивостью, острым юмором и всегдашним бравым  оптимизмом, не провозглашенным, но твердым чувством собственного человеческого достоинства и искренним уважением к собственности, только не к правам и привилегиям, даруемым принадлежностью к аристократии. Ввек не изменяющие молодому человеку трезвость взгляда, меткое острословие и безупречное понимание человеческой природы складываются для Ф. в залог успеха, даже в обстоятельствах, при которых ему грубо напоминают о его социальной притесненности. Превзойдя Альмавива, посягнувшего на честь невесты Ф. , он проявляет более, чем виртуозную изобретательность. Блестяще выигрывает схватку, осознавая, что на кону права рядового человека. Поэтому у Ф. имеются основания заявлять, что он выше своей репутации слуги, вольного быть униженным каждым, наделенным от рождения звучным титулом. Вряд ли сыщутся вельможи, способные «сказать о себе то же самое». Ф. является единственным из персонажей трилогии, претерпевающим на протяжении повествования не мнимую, а действительно поучительную эволюцию, в последних сценах уже мало смахивая на брадобрея, демонстрировавшего чудеса выдумки во время помощи Альмавиве в облапошивании подозрительного Бартоло, и действовавшего с наглостью, извиняемой только его веселым нравом. Преданный своему мнению о необходимости на сцене рождаемых социальною рознью острых положений, дарующих глубокую нравоучительность действию, Бомарше провел своего героя сквозь испытания социальными условностями, по мнению просветителей, представляющими собой реликт неотесанного средневекового варварства.

--> ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ <--

К-во Просмотров: 3030
Найти или скачать Пьер Огюстен Карон де Бомарше автор трилогии о Фигаро